Медицинский Центр «Медэкс»

Консультации врачей урологов, гинекологов, гомеопатов в центре Москвы в удобное для Вас время! Продажа медицинских товаров: антиперспиранты, ионофорез, продукция AMS. Приветсвуем диллеровское сотрудничество в регионах и странах СНГ!

телефон для справок (499)250-33-43

Об основателе гомеопатии

Об основателе гомеопатии


Христиан Фридрих Самуэль Ганеман (нем. Samuel Friedrich Christian Hahnemann; 10 апреля 1755, Мейссен — 2 июля 1843, Париж) — основатель гомеопатии. Родился 10 апреля 1755 г. в Саксонии, в г. Менсене. Отец его был искусный живописец на местном фарфоровом заводе и отличался старанием в работе и бережливостью.

Первоначальное воспитание любознательного ребенка было исполнено его родителями. Отец учил его наблюдательности посредством рисунков и с самых ранних лет приучал к практическому опыту, развивая пытливость и самостоятельность суждения. Мать приняла на себя первоначальное школьное обучение.

При этих благоприятных условиях в родительском доме, где преобладали честность, простота и практический талант, у ребенка развилась быстрота соображения, прилежание и значительные способности уже в земском приходском училище, куда он поступил на двенадцатом году жизни. Спустя три года, он поступил в городскую школу, основанную курфюрстом Морицом Саксонским, где вскоре приобрел любовь своих учителей прилежанием и замечательными способностями.

Несмотря на явную склонность сына к образованию, отец Ганемана, ввиду собственной бедности и скромного положения в обществе, предназначал его для торгового знания и отослал было уже к одному торговцу кореньями в Лейпциг, так что только настоятельные просьбы директора школы заставили его отказаться от своего намерения. Директор принял мальчика в школу даром и даже поместил его у себя в доме. В этой замечательной для своего времени школе Ганеман приобрел классическое образование и основательное знание французского и английского языков, здесь установились основы его философского и реального образования; здесь же выяснилась его страсть к естествоведению. Результатом последней было недюжинное сочинение для выпускного экзамена “О дивном строении человеческой руки”.

Двадцати лет, с двадцатью талерами в кармане, Ганеман отправился в Лейпцигский университет, где должен был жить уроками и переводами с иностранных языков, привыкая уже смолоду к борьбе с суровою нуждою и лишениями, не покидавших его в течение почти всей остальной жизни.

Через два года (1777) Ганеман из Лейпцига, где условия медицинского образования в то время были неудовлетворительны, отправился в Вену. Нуждаясь в деньгах, он принял здесь предложенное ему место домашнего врача и библиотекаря у барона фон Бруккенталь в Герман-штадте. Приведя в порядок библиотеку, и занимаясь в то же время городской практикой, Ганеман получил, наконец, материальную возможность приступить к исполнению своего пламенного желания,— отправиться в Эрланген, чтобы держать там экзамен на степень доктора медицины.

10 августа 1779 г. он защитил свою диссертацию “О причинах и лечении судорожных болезней” и получил диплом доктора медицины с правом врачебной практики. В 1781 году, состоя уездным врачом в Гаммерне, близ Магдебурга, он женился на дочери аптекаря в Дессау, Иоганне Кюхлер и имел от этого брака четырех дочерей и одного сына. Через три года он отправился в Дрезден, где настолько сошелся с местным медицинским инспектором, д-ром Вагнером, что во время продолжительной болезни последнего исполнял его обязанности по медицинскому району и госпиталю, не покидая в то же время литературы (здесь, кроме мелких статей, он написал (1796) свой трактат об отравлении мышьяком) и занимаясь химией; к числу последних работ относится открытый им препарат, известный Mercurius solubilis Hahnemanni. Спустя четыре года, Ганеман отправился в Лейпциг.

Замечательная неутомимость 33-летнего доктора объясняется только выдающейся силою души и ненасытимою жаждою знаний, которой не могло удовлетворить занятие врачебной практикою. Недовольство практическою медициной того времени и научная добросовестность послужили главными причинами его переселения в Лейпциг. Ганеман решил отказаться от практики, предпочитая содержать семейство трудными работами по химии, фармации и переводами французских, английских и итальянских медицинских сочинений. Но здесь совершился решительный поворот в его жизни; отречение от медицины сменилось новым направлением, давшим реформу всей терапии.

Переводя статью о хинной коре с английского руководства Куллена, Ганеман был поражен резкими противоречиями касательно врачебных действий и решился испытать действие средства на собственном здоровом теле. “С этим первым опытом,— говорит он,— впервые блеснула мне заря новых, ясных дней во врачебной науке; он указал мне, что лекарства могут излечивать болезни только посредством своих болезнетворных сил на здоровый организм и что симптомы тех и других явлений должны быть сходны между собою”.

Затем Ганеман предался снова медицине. Шесть лет хранил он свою идею, которой нужно было созреть и укрепиться для доказательной силы. Впервые он обнародовал свое учение в журнале Гуфеланда, отдавая ее на беспристрастный суд своих собратьев по науке. В 1805 г. напечатаны первые опыты над действием лекарств на латинском языке, следовательно, по адресу ученых врачей; вскоре затем появилась статья и на немецком языке под названием “Heilkunde der Erfahrung”, где в первый раз упомянуто слово гомеопатия.

Уже в первые девять лет с обнародования новой идеи лечения на долю смелого реформатора выпал целый ряд нападок и оскорблений. Врачи и аптекари, вследствие прямого подрыва их торговли, объявили беспощадную войну новатору.

Отвергнутый представителями медицины, Ганеман в 1806 г. обратился к врачам с мастерски написанною популярною статьею; в доказательствах не было недостатка,— и энтузиазм народа спас новое учение, а в то же время заставил обратить на него внимание и некоторых специалистов.

Мы опускаем причины и подробности беспокойных скитаний, каким подвергался Ганеман со своим учением, гонимый из Лейпцига в Альтону, Эйленбург, Махерн, Виттенберг, Дессау, Торгау, Крауншвейг и. наконец, в 1811 г. снова в Лейпциг.

В 1810 году появился в печати первым изданием “Органон врачебного искусства”,— систематическое изложение нового учения.

Хотя уже во времена Ганемана были известные врачи, требование перестройки фармакологии на новых началах и осуждение употребления лекарств на основании стародавних преданий и фантастических выводов, но никто не высказал этого так безусловно, никто не взялся сам за это дело. “Необходимо, наконец,- писал он в 1808 г.,- высказать громко и всенародно, что наше лекарствоведение требует полной перемены с головы до ног. Существует то, чего не должно быть, а необходимейшее совершенно упускается из вида. Зло до того укоренилось и назрело, что против него не поможет робкая уступчивость Иоганна Гусса; здесь нужны весь огонь и настойчивость непоколебимого Мартина Лютера”.
Воззвание осталось без ответа.

В 1811 году Ганеман вторично прибыл в Лейпциг, страстно желая приобрести здесь независимую кафедру и клинику для практического оправдания своей теории. Это ему не удалось. Декан факультета даже запретил ему врачебную практику, требуя взноса 50 талеров для нового экзамена на том основании, что существующий диплом получен из другого университета. Ганеман ответил на это предложение статьею под названием: Геллеборизм стариков (Helleborismus veterum), которая, благодаря классической учености, была благосклонно принята в образованном обществе.

Таким образом, снова сбитый со свободного пути, Ганеман разослал воззвание к врачам, приглашая их к себе для слушания чтений, и постепенно собрал около себя кружок приверженцев, которые вскоре сделались его сотрудниками.

С их помощью вышел в 1811-1819 гг. фундамент гомеопатии,— “Чистое лекарствоведение” (Reine Arsneimittellehre),- в шести больших томах, заключающих в себе результаты исследования шестидесяти двух лекарств.

В течение этого времени слава Ганемана и гомеопатии росла все больше и больше, чему немало способствовали блестящие результаты лечения тифозной горячки и холеры, впервые посетившие Европу из Азии и настолько распознанной Ганеманом по ее симптомам, что он заглазно назначил против нее лекарства, из числа им исследованных, которые пригодны от этой болезни и поныне.

В 1820 году Ганемана пригласили к фельдмаршалу князю Шварцен-бергу, пораженному апоплексическим ударом. Хотя основатель гомеопатии признал болезненное состояние неизлечимым, тем не менее смерть князя, наступившая вскоре после кровопускания, сделанного без ведома и вопреки совету Ганемана, отозвалась существенным вредом для последнего; по решению лейпцигского медицинского факультета, Ганеман, по распоряжению правительства, был лишен права приготовлять самому и раздавать свои лекарства.

Намерения врагов осуществились, и деятельность Ганемана была парализована; обладатель целой новой фармакологии должен был жить пособиями от аптекарей, ненавидевших его учение, в котором они видели собственную погибель.

Из этого бедственного положения наш автор был выручен герцогом Фердинандом, который в 1821 г. призвал знаменитого врача в качестве лейб-медика к своему двору в Ангальт-Кетен и предоставил ему полную свободу врачебной деятельности во всей стране. Здесь Ганеман был уже не один; значительный круг его приверженцев образовался даже из врачей, имена которых украшают литературу гомеопатии. Таким образом, ближайшая будущность нового учения была обеспечена.

В Кетене Ганеман имел большую практику; больные из других стран стекались сюда за советом. Здесь же, на склоне жизни, началась для него пора, когда старость осуждает человека на одиночество. Его единственный сын выселился из Германии и пропал без вести. Супруга его, делившая с ним дни бедствия и славы, скончалась на 43 году брачной жизни; дочери выданы замуж — и Ганеман остался один в своем доме.

Однако он вторично женился на француженке Мелании д’Ервилли Гойе и отправился с нею в Париж, бывший в то время средоточием всего света. Париж и Франция могли лучше Германии оценить заслуги Ганемана. Действительно, по прибытии в Париж, Ганеман получил, при посредстве Гизо, высочайшее разрешение свободно распространять и практиковать свой метод лечения.

Восемь лет Ганеман практиковал в Париже, посещаемый отовсюду приезжавшими врачами и больными; отсюда гомеопатия распространилась по всему свету.

Он умер 2-го июля 1843 года, на 89 году жизни, пользуясь общим уважением и любовью окружающего его общества.

Из “Предисловия” д-ра В.Сорокина к переводу 5-го издания “Органона врачебного искусства” С.Ганемана на русский язык в 1881 в Санкт-Петербурге. Цитируется по журналу “Гомеопатия и электропунктура” 1,92

Источник: http://specialist.homeopatica.ru/ganeman1.shtml




Назад в раздел